ru
Томас Венцлова

Вильнюс: город в Европе

Giv mig besked når bogen er tilgængelig
Denne bog er ikke tilgængelig i streaming pt. men du kan uploade din egen epub- eller fb2-fil og læse den sammen med dine andre bøger på Bookmate. Hvordan overfører jeg en bog?
В книге известного поэта и филолога, профессора Йельского университета Томаса Венцловы столица Литвы предстает многослойной, как ее 700-летняя история. Фантастический сплав языков, традиций и религий, существовавших на территории к востоку от Эльбы независимо от политических границ, породил совершенно особый ореол города. Автор повествует о Вильнюсе, ставшем ныне центром молодого государства, готового к вызову, который зовется Европой.
Denne bog er ikke tilgængelig i øjeblikket
246 trykte sider

Vurderinger

    Larisa Belkinahar delt en vurderingsidste år

    Прекрасный язык, душевный Томас Венцлова и старушка Вильна❤️

    Ариаднаhar delt en vurderingfor 2 år siden
    👍Værd at læse
    💡Lærerig
    🚀Opslugende

    Эту книгу обязательно надо прочитать перед поездкой в Вильнюс. Но даже если вы не собирались туда ехать, то после прочтения обязательно захотите. Автор рассказывает о своем городе и его героях с искренней симпатией. Он занимает очень взвешенную и здравую позицию, знакомя нас с непростой историей Вильнюса, сложного, многонационального, мультикультурного, предоставляет право голоса всем сторонам. Мы узнаем судьбы мест и людей, памятников и улиц, читая книгу, одновременно путешествует во времени и пространстве. Немного архитектуры, немного истории, немного литературы, немного философии - так Вильнюс открывается перед читателем с разных сторон.

    Maria Lianahar delt en vurderingfor 2 år siden

    Отличная книга ! Не знаю слышен ли голос автора в современной Литве . Мне нравиться Вильнюс и это книга человека который любит и знает родной город

Citater

    Екатерина ковальскаяhar citeretfor 2 år siden
    Имя страны производят от слова lietus — «дождь», но, скорее всего, это лишь народная этимология
    xanthinehar citeretfor 4 måneder siden
    Тоталитарные режимы опираются на эсхатологический миф: будущее будет бесспорно совершенным и это совершенство оправдает любые жертвы, которые должны принести современные поколения, равно как любые действия мудрых правителей, знающих, в какую сторону движется мир. Кроме того, любому должно быть ясно, что это будущее не слишком отличается от настоящего. Всегда останется вождь (или группа вождей), планирующий подвиг за подвигом; останутся массы, совершающие этот подвиг; и наверняка всегда будут индивидуалисты и отсталые элементы, которых придется убрать с дороги. Место прошлого тоже четко обозначено. История, по сути, есть помойка, источник гнилья и бактерий, который может заразить слабейших. Поэтому ее надо неустанно чистить. Многие имена и события помнить просто нельзя; почти все написанное ранее следует вычеркнуть из памяти и даже уничтожить физически. Лишь кое-где в истории попадаются прообразы настоящего, которые стоят внимания и любви, — это революция и победоносная борьба с ее врагами. Революция свершилась однажды и на все времена, мечтать о каких-нибудь других переворотах — святотатство, и такие мечты строго наказуемы.
    xanthinehar citeretfor 4 måneder siden
    Несколько десятилетий преобладало странное напряженное равновесие. Открытые конфликты между литовцами и русскими случались редко, но две национальности отделяла друг от друга невидимая стена. Дружба народов, о которой неустанно говорили газеты и радио, принадлежала к области мифов. Кстати, Литва несколько отличалась от других стран Балтии — латыши и эстонцы демонстративно отказывались учить русский язык и публично выказывали ему презрение. Хорошо помню свой опыт в гостиницах и ресторанах Таллинна или Риги. Если ты говорил по-русски, а не на местном языке, тебя игнорировали; стоило только заговорить по-литовски — тут же администраторы и официанты улыбались, узнав друга по несчастью из балтийской страны, и начинали плести коверканные русские фразы (другого общего языка так или иначе не было). В Вильнюсе этот метод сопротивления в общем отсутствовал, может быть, потому, что литовцы не чувствовали такой угрозы для своего выживания. Процент русских в столице был высоким, но во всей стране — гораздо меньше, чем в Латвии или Эстонии: там он приближался к половине, а в Литве не достигал и десятой части. Возможно, подействовала традиция Вильнюса, ведь русский или белорусский звукоряд и грамматика здесь никогда не были чужими. А может, сопротивление литовцев было более серьезным (хотелось бы так думать, хотя у меня и нет доказательств). Учить русский язык литовцы не отказывались, но если власть надеялась, что они от этого обрусеют, то зря. Русские — кроме редких исключений, особенно в смешанных семьях — литовского языка не учили. Попытка превратить Вильнюс в русский город, не отличающийся от советской метрополии, все-таки не удалась. После смерти Сталина он начал отдаляться от Москвы и стремиться на Запад, и это стало необратимым, как природный процесс.

På boghylderne

fb2epub
Træk og slip dine filer (ikke mere end 5 ad gangen)