André Aciman

Call me by your name

Læs
Bogen bag succesfilmen Call Me by Your Name. Romantisk kærlighedshistorie sat i Norditalien i 1983. Den 17-årige Elio tilbringer sommeren med sin familie i deres hus i Norditalien og forelsker sig hovedkulds i familiens sommergæst, den lidt ældre studerende Oliver. Elio og Oliver udvikler ganske langsomt et forhold til hinanden, og det bliver en sommer i det smukke italienske landskab, de aldrig glemmer — og som kommer til at ændre deres liv for altid.

Pressen skrev:
»Den smukkeste og mest nuancerede skildring af den bratte, uventede forelskelse.«
****** — Jyllands Posten
»En absolut anbefalelsesværdig bog…«
— Weekendavisen

»Superb… The beauty of Aciman's writing and the purity of his passions should place this extraordinary first novel within the canon of great romantic love stories for everyone.«? The Washington Post Book World

»This novel is hot … a love letter, an invocation, and something of an epitaph… An exceptionally beautiful book.«? The New York Times Book Review

»The novel is richly, sensuously detailed … luminous… Aciman deftly charts a burgeoning relationship that both parties want and fear.«? The Boston Globe
»…dyb og sanselig skildring af forelskelsens og begærets berusende skønhed.«
 — Litteratursiden
324 trykte sider
Oprindeligt udgivet
2018
Oversætter
Niels Lyngsø

Andre versioner af bogen

Call me by your name, André Aciman

Vurderinger

hank owl
hank owlhar delt en vurderingfor 9 måneder siden
👍Værd at læse
💞Superromantisk

Змий в Раю

Я вообще любовную романь читаю очень выборочно. Это зацепило. Ну, первая любовь. Лето, Италия, атмосфера, все дела. Чем-то напоминает Саган, но она писала более жестко при всей своей рефлексии.
Тут гг по имени Элио влюбляется в постояльца, живущего в родительском доме. Культурный такой мальчик из профессорского семейства. Образовательный багаж налицо. Классическая музыка, философия, знание истории. Записи в дневнике о том, как он буквально сходит с ума по Оливеру. Романь-романь.

Мне вот интересно, никто из прочитавших не заметил самую основную аллюзию? Ту самую с персиком?

А про то, что место у бассейна, где любил проводить время Оливер, неоднократно называется раем. Ну, и когда я прочитала о персике, то почти что задумалась, и кто же у нас Элио - Ева или Змий? И чего тут думать, собственно? Конечно, Змий, уже какое-то время искавший, ждавший своего Адама. Ибо.

Года за три до Оливера, его уже звали в кинотеатр для... Года за два до Оливера, другой постоялец подарил ему фотографию с подписью на обратной стороне.

"Американский студент приписал рядом черной ручкой "Вспоминай обо мне иногда".

Тайна оказалась разгадана, подобные вещи всегда остаются при мне, являясь во снах. Осознание ударило меня лишь в тот момент, хотя она висела передо мной целых два года. Его звали Мэйнард. Однажды днем, пока все отдыхали, и он это знал, он постучал мне в окно спросить, нет ли у меня черных чернил: "Мои закончились, а я использую только их. Как и ты". Он зашел внутрь, я был одет только в плавки. Подойдя к столу и взяв чернильницу, я протянул ему, он не сразу протянул за ней руку, глядя прямо на меня. Наступил какой-то неловкий момент. Тем же вечером он оставил чернильницу под моей дверью. Любой другой мог бы постучать и отдать ее лично. Мне было всего пятнадцать, но я не сказал бы "нет". В ходе одной из наших бесед я рассказал ему о моем любимом месте среди холмов."

Но он бы не сказал "нет". Что тут еще скажешь. Ах, ну да, то, что Элио (Змий) совершенно спокойно относится к тому, что его Оливер (Адам) таскается по местным Лилит и Евам. И сам ходит по девочкам. Все равно персики с ядом тот будет есть из его рук. Слезы и страдания, как реакция на свадьбу Оливера? В книге нет ничего подобного. Конечно, это ему не нравится, но Оливер свободен в своем выборе - покинуть рай. Да только, что остается навсегда в памяти о любви? То, что не сбылось; то, что было оборвано на пике; то что не стало бытовухой. В этом смысле Оливер получил мощную прививку от Элио и наоборот. Адам с Евой были изгнаны из Рая, но всегда помнили о том, что потеряли. Кто знает, может, и Змий тосковал без людей. Но он был обязан предложить яблоко, как свободу выбора.

"Еще успеется окунуться в горе", − подумал я. Горе обязательно придет, может быть, незаметно − так эти вещи происходят, как я слышал − и не будет никакого облегчения. Игнорировать его, тем самым уничтожая. "Это жалкий, трусливый поступок", − говорил я себе, прекрасно зная, что в этом я был ас. А если бы оно неудержимо захлестнуло меня целиком? Если бы оно захватило и не отпустило? Горе, пришедшее остаться навсегда. Если бы оно сделало со мной то же самое, что я мечтал сделать с ним в те ужасные ночи: словно отобрало какую-то важную часть моей жизни, как часть тела, и потеря Оливера – все равно что потеря руки. Ты будешь видеть его призраки повсюду в доме, и уже никогда не сможешь стать прежним. Ты потерял это, ты всегда знал, что потеряешь, и готовился к этому; но ты не можешь заставить себя жить с этой утратой. И надежды не возвращаться мыслями к нему − все равно что молитва не видеть о нем сны. И то, и другое безмерно ранит.
Странная идея охватила меня: "Что если мое тело – только мое тело и мое сердце − так остро нуждаются в его? Что тогда делать?
Что если ночами я не найду себе места, пока он не окажется рядом со мной, во мне? Что тогда?"

Наверное, не стоит аллюзию с библейским сюжетом накладывать на героев полностью. Хотя... несмотря на возраст, именно Элио в чем-то и мудрее и коварнее, и более зрелый внутренне. Образование и прочий внутренний багаж тут ни при чем.

И разговор с отцом о необходимости удержать в сердце тот самый рай, раз уж получилось в нем побывать. И чтобы там ни было дальше по жизни - не забывать, чтобы не опустеть.

Размышления о боли до самой боли.

"Я знал, что я делаю. Даже в своем сне я знал, что я делаю. "Пытаешься привить себя, вот что ты делаешь – в итоге ты просто убьешь все – подлый, коварный мальчик; вот, кто ты такой: подлый, бессердечный, коварный мальчик". Я улыбнулся внутреннему голосу. Солнце светило прямо на меня, и я любил это солнце любовью язычника ко всему в этом мире. "Язычник, вот кто ты такой". Я никогда не думал, насколько люблю землю, солнце, море… людей, вещи. Даже искусство пришло на ум. Или я снова себя обманывал?"

И интуитивно Элио, кажется, понимал, что вечное счастье в раю возможно только в том случае, когда один из них будет мертв или изгнан или пожертвует собой.

"В тот день я даже призвал себя отринуть маски и показать свое горе, равно как это делали другие. Но я сделал это еще и затем, чтобы никто не догадался, что я лелеял скорбь по куда более тайной и отчаянной вещи - пока не осознал к собственному стыду, что часть меня была бы не против, если бы он действительно умер, что в его раздутом, безглазом теле, выброшенном на наш берег, я находил что-то почти волнующее."

"Я хотел, чтобы он убрался из нашего дома, и с ним было бы покончено. Я также хотел, чтобы он умер, если только так я бы перестал думать о нем и волноваться, когда в следующий раз смогу увидеть; в конце концов его смерть прекратила бы это. Я даже хотел убить его сам, чтобы показать ему, насколько его существование само по себе стало беспокоить меня, как непереносима его легкость в отношении всего и всех, спокойное восприятие вещей, его неутомимое послеполуденное-согласие-с-тем-и-этим, его прыжки через калитку, в то время как все остальные открывали ее, не говоря уже ничего о его купальных плавках, его валянию в раю, его дерзком "Счастливо!, его любви облизывать губы после абрикосового сока. Если бы не убил его, я бы покалечил его на всю оставшуюся жизнь, чтобы он навсегда остался с нами в кресле-каталке и не вернулся в Штаты. Если бы он бы в кресле-каталке, я бы всегда знал, где он, и его было бы легко найти. Я бы чувствовал свое превосходство над ними стал бы его повелителем. Внезапно меня озарило, что я бы мог убить себя вместо него или причинить себе достаточно сильный вред, дав ему понять, почему я это сделал. Если бы поранил свое лицо, я бы хотел, чтобы он взглянул на меня и спросил, почему, почему кто-то может сделать с собой такое, чтобы несколькими годами позже - да, "Может быть, позже!" - он в конце концов сложил кусочки паззла вместе вместе и разбил свою голову о стену."

Огонь вечной любой питается только потерей, изгнанием из рая. Поэтому хэппи-энда, как в любовном романе, тут быть не может, как бы спустя много лет Элио не рассуждал о том, что все могло сбыться. Нет, останься они вместе - все было у них по-другому. А так они остались друг для друга:

"... он всегда был больше мной, чем я сам, потому что, когда он стал мной, а я стал им много лет назад в нашей постели − именно тогда он стал и навсегда останется, в отличие от всех остальных, встреченных мной на дороге жизни, моим братом, моим другом, моим отцом, моим сыном, моим мужем, моим возлюбленным, мной самим».
Те летние недели, что столкнули нас вместе, оставили наши жизни нетронутыми, но мы успели переправиться на другой берег, где время останавливается, а Небеса снисходят на землю и одаривают тем, что по божественному предназначению всегда принадлежало тебе. Но мы искали иной путь. Мы говорили обо всем, кроме одного… Мы всегда это знали, хотя не сказали об этом и слова. Это лишний раз доказывало правду: "Мы нашли звезды, ты и я, Оливер. А это дается только один раз"."

А по поводу двадцатилетней "комы", в которой дальше живет Элио. Вот в "Часах" Каннингема, на мой взгляд, совершенно прекрасно выражена мысль, что человек никогда не бывает счастлив настоящим, имеющимся и тоскует по когда-то утраченному. Когда для человека вообще важны чувства, то он неизбежно будет помнить самое сильное чувство, что когда-то с ним произошло. Если речь не о чувствах, то в общем-то тоже самое.

Причем, помимо этой комы Элио живет полноценной жизнью. У него профессия, отношения, пусть и тупо секс, и он в общем-то не зациклен на Оливере каждую минуту. Не исключаю, что создается такое впечатление, но ведь книга о любви. Почитать Пруста, Саган и тоже создается такое впечатление. Однако читателю стоит помнить, что за кадром все равно жизнь, в которой персонаж совершает другие телодвижения. Просто в чемоданчике его сердца есть секция, где хранится Оливер мэйд ин Италия 80-х гг. И он не нужен настоящим, хотя до реального - рукой подать. Мне кажется, что люди рефлексивного склада, как Элио, неизбежно зацикливаются на чем-либо или на ком-либо. Такая вот кома просто неизбежна. Если бы не это, так что-то другое. И не будет никакого: время пройдет - он оклемается. Это совершенно невозможно, потому что он не такой человек.

И хороший ли совет тогда дал отец? Тут призадумаешься. Пока писала, пришла мысль, что возможно Оливер просто спасался своим бегством. И, наверное, правильно сделал. Выдержало бы проверку реальностью настолько сильное чувство?

vini2501
vini2501har delt en vurderingsidste måned
👍Værd at læse
💞Superromantisk
💧Tåreperser

En enkel smuk kærlighedshistorie. Fantastisk. En heartbreaker. Jeg kunne mærke den i maven i flere uger!

kadencepineda4
kadencepineda4har delt en vurderingfor 5 måneder siden

it's a good book but of course i have to translate all of it.

Citater

Michael
Michaelhar citeretsidste år
Hvis jeg ska­de­de mit an­sigt, vil­le jeg ger­ne ha­ve at han kig­ge­de på mig og un­dre­de sig over hvor­for, hvor­for vil­le no­gen gø­re det ved sig selv, ind­til han man­ge, man­ge år se­nere – ja, Ses se­nere! – om­si­der lag­de to og to sam­men og slog ho­ve­det ind i væg­gen.
Katja Sundstrup
Katja Sundstruphar citeretfor 2 måneder siden
Folk der læ­ser, kan godt li­de at skju­le sig. De skju­ler hvem de er. Folk der skju­ler sig, kan sjæl­dent li­de den de er.«
Martin Vestergaard
Martin Vestergaardhar citeretfor 3 måneder siden
El­ler hav­de jeg kræn­ket no­get end­nu dy­be­re?

På boghylderne

BausagerBooks anbefaler, Bookmate
New adult / Romance, Pia Særmark
Pia Særmark
New adult / Romance
  • 45
  • 27
Signe, Martin Falck-Hansen
Martin Falck-Hansen
Signe
  • 115
  • 4
Kirstens, Kirsten Donaldson
Kirsten Donaldson
Kirstens
  • 143
  • 2
fb2epub
Træk og slip dine filer (ikke mere end 5 ad gangen)